India Time. Part 5. Kolkata

India Time. Part 5. Kolkata

Я очень хотела успеть написать свой финальный пост о Калькутте еще находясь там, но не получилось. Так что пишу его сейчас, сидя в холодном номере в Дарджиллинге, укутанная в два одеяла и одетая, как капуста. Но про это в следующий раз, а сейчас – про Калькутту.

Это было очень тяжело – проститься с нашими леди. Еще не наступил мой последний день, а я уже грустила. Нет, я очень счастлива, что осуществила свою мечту. Просто за эти два месяца я успела привязаться ко многим и расставаться совсем не хотелось.

Я начала готовить мою обезьянку к тому, что скоро уеду, за неделю – попросила Маргарет (одну из работниц дома) перевести, что пятница – мой последний день здесь. Она ответила, что хочет поехать со мной. Если бы это только было возможно 🙁

Утром в среду на завтраке мне и отцу Полу из Швейцарии пели традиционную песню «We thank you, thank you, thank you…» – ту самую, которая так тронула меня в первый день. Я всё время думала, как лучше вести себя, если стоишь там. Не петь же самому себе слова благодарности и любви. С другой стороны – просто стоять и слушать тоже странно. В общем, решила я, что таки петь со всеми лучше. Вроде как я говорю о том же, но не в отношении себя, а всех остальных. Когда же дошло до дела, я смогла спеть лишь первые несколько слов, а потом в горле встал ком и пошли слёзы. Все эти люди стали моей семьей, и я была так счастлива здесь – а теперь всё это закончилось. 🙁

В этот же день вечером я собрала всех моих друзей на прощальный ужин. Я решила провести его в одном очень чудесном месте на крыше отеля «Lindsay» – мы уже провожали там одного нашего друга и мне это место очень понравилось. Оттуда видно весь город, растут пальмы и такой приятный ветер.

В четверг у нас был выходной и мне нужно было доделать работу, постирать, дописать историю про Сандербан, и еще кучу всего другого. Посередине дня в моей комнате вдруг выключился свет, и когда я пошла выяснять в чём дело, то увидела, что двери на террасу, которая напротив моей комнаты, неожиданно открыты. Я решила воспользоваться случаем (потому что уже давно хотела), взяла камеру и пошла фотографировать виды. Через несколько минут туда с лестницей пришел один из работников нашего отеля. Он притащил стремянку, чтобы залезть еще чуть-чуть повыше – туда, где ветви огромного мангового дерева ложатся прямо на крышу. Я полезла за ним. Мы нашли манго, но оно еще было зеленое. Я и не знала, что зеленые манго тоже можно есть. А оказывается, это так вкусно! Но только для любителей кисленького 🙂

Чуть позже я спустилась вниз и сфотографировала себе на память всех работников моего отеля. Всё это время они были так добры и внимательны ко мне – именно их отношение сделало Бенгальский гест хаус очень особенным местом для меня. Так что вот они – очаровательные мужчины в красном и Босс.

По дороге в Калигат в мой последний день я подумала, что многое для меня сегодня станет последним. Я в последний раз проехалась на автобусе 45B, в последний раз прошла свой путь до Калигата, в последний раз одела фартук и провела последнее время с моей обезьянкой. Я снова попросила о помощи с переводом и сказала, что уезжаю. В этот раз она уже ничего не ответила, просто грустно смотрела на меня.

Одна из дам была очень плоха – говорили, что она, скорее всего, покинет этот мир сегодня. Но рядом с ней было столько волонтёров, каждый молился за нее, кто-то пел, кто-то просто держал за руку, то и дело подходили сёстры – она была окружена любовью. И знаете, она всё еще жива. 🙂

После того, как мы уложили всех спать, я просто присела на краешек кровати моей подружки и мы молча смотрели друг на друга – такое тихое прощание. Потом прозвенел колокольчик – пришла пора уходить.

Вот и всё. Мое время здесь подошло к концу. А время было прекрасное. Здесь я чувствовала себя нужной и полезной. Надеюсь, что я вернусь! И что еще увижу мою прекрасную леди. Ах, как она обрадуется! И как обрадуюсь я.

Ну, а теперь время путешествий!

Я собрала свои вещи, попрощалась со своей комнатой, с «саламандрой», манговым деревом, и спустилась вниз. Я подарила всем по шоколадке и попрощалась. Босс заходил ко мне прощаться отдельно – дал свой личный емейл и просил писать каждый день ( 😛 ). Один из мужчин в красном проводил меня до тук-тука, посадил, дал водителю указания – и вот моя последняя поездка на моторикше в обнимку с чемоданом.

Уже по дороге к автобусу я поняла, что больше не грущу, что мои чувства сейчас можно назвать скорее «светлой грустью» – чем-то таким, с чудесными воспоминаниями о том времени, что я провела здесь, и с приятным волнением по поводу предстоящих приключений.

Об этих самых приключениях – в следующей главе. А сейчас хочу немножко написать о людях, что я встретила здесь, по просьбе моего друга 🙂 Кому неинтересно – пролистните до фотографий.

Итак, начну по порядку. Про всех писать не буду. Про самых-самых.

Мэри, США. Я встретила ее в свой первый день, именно она стала для меня проводником в мир матери Терезы здесь, она меня всему научила и она стала моим первым другом. Мэри хоть уже дама, но прекрасно выглядит и в ней столько энергии и сил! Помимо нашего Калигата она также еще работает три дня в неделю после обеда, на регистрации волонтеров, что на самом деле довольно тяжело, я пробовала. Мэри – истинная американка, очень любящая свою страну. Ей очень нравился Обама, а новый президент ей совсем не по душе.

Кэролайн, Новая Зеландия. Что за удивительная женщина! Она провела здесь только две недели, но что это были за недели! Чтобы вы поняли, что она за человек, просто расскажу вам одну историю. Как-то мы ходили с ней в торговый центр на ужин – как-раз тогда я попробовала вегетарианское тако. А когда стали возвращаться и спускались вниз по лестнице, одна из ее босоножек вдруг порвалась. Да так, что это уже не починить. Ну не идти же домой босиком – пришлось зайти в обувной магазин и купить новые. Думаете, это расстроило ее? Ничуть. Она в прекрасном расположении духа выбрала себе новую пару, оплатила, по ходу дела флиртуя с продавцами, и сразу же одела ее. Мы вышли из магазина, спустились на эскалаторе еще на один этаж, прошли три шага, и эти ее новые босоножки тоже порвались. Будь я на ее месте, это привело бы меня в бешенство – какая-то дурацкая череда неудач. Но знаете как отреагировала на это Кэролайн? Она просто рассмеялась, да так, что заразила и меня. Она купила еще одну пару уже в другом магазине, те новые просто выкинула там же, и преспокойненько отправилась пить кофе. Когда я спросила, неужели она совсем не расстроилась, она лишь ответила: «Ну разве это не забавно?». И снова рассмеялась. Вот такой она человек. Не знаю, меня это восхитило. А еще она пригласила меня к себе в гости в Новую Зеландию. 🙂

Дёрнста, США. Я знаю, очень необычное имя. Она говорит, её родители специально постарались всех своих детей назвать необычными именами. Например, её брата зовут Бальзак. Дёрнста – социальный работник, и очень свою работу любит. У нее есть лишь месяц отпуска в году, как в общем, и у большинства людей, но весь этот месяц она провела не на пляже, а здесь, в Калигате. Она очень тихий и спокойный человек, и любит простоту во всём. Но один раз она говорила очень громко и вдохновенно – в тот момент она рассказывала, почему она здесь. Когда она приехала сюда и встретилась с одной из сестёр в первый день, та у нее спросила, зачем она приехала в Калькутту, и Дёрнста, подумав, ответила: «Понятия не имею». А сестра сказала ей на это, что это самый правильный ответ. Это значит, что ее сюда просто привели – потому что она должна быть здесь.

И в этом действительно что-то есть. Многие не могут дать рационального ответа, зачем сюда приезжают и становятся волонтерами. Даже вот и я. Да, я прочитала книгу матери Терезы и хотела себя испытать, но почему именно здесь, ведь и у нас в Москве есть ее дом. И когда мне задавали подобные вопросы перед отъездом, типа неужели тебе тут в России бедных людей мало, зачем ехать в Индию, то я могла ответить на это лишь, что я так хочу, что чувствую, что должна и всё. Мечта приехать сюда не оставляла меня столько лет, хотя многие другие по ходу жизни давно отвалились. Но только не эта.

В последнее утро для Дёрнсты я сводила ее на поле и показала, как индийцы играют в крикет – очень уж ей хотелось посмотреть. Она согласилась со мной, что это очень похоже на бейсбол. А еще мы видели там красивое розовое дерево!

Про Массенцию из Италии я уже немножко писала. С ней мы познакомились на ужине после экскурсии по местам матери Терезы. Мы с ней как-то умудрились подружиться, хоть и работали в разных местах. Пару раз я была в гостях у ее подруги Сунайны – она социальный работник,  и тоже волонтёрит по возможности. Так они и познакомились.

А еще Сарита из Канады! Она целитель и очень-очень духовный человек. Она не была дома много лет. Всё время путешествует, из страны в страну, в поисках просветления и всякого такого. 🙂 Сейчас она в Дарджиллинге и мы провели несколько прекрасных дней вместе.

Еще была чудесная Яна из Германии, которая сейчас скорее всего взбирается на какую-то гору в индийских Гималаях. Коллин – очаровательная, никогда не унывающая блондинка из Калифорнии, всегда в белом и шляпе. Отец Бэзил – Джейк Джилленхол, только лысый и в очках. Мы познакомились с ним на экскурсии в лепрозорий.

Да, кстати, я не рассказала об этой экскурсии. Про это место я читала всё в той же книге матери Терезы и когда услышала, что туда собирают группу, конечно же сразу присоединилась.

Мы поехали туда на электричке! По пути туда было вполне ничего. Я специально не стала садиться и осталась в тамбуре – чтобы постоять в открытых дверях – это была моя маленькая мечта. Правда, это оказалось не так-то уж и интересно. 🙂 В лепрозории мы познакомились со студентом-волонтёром из США, не помню как его зовут, – это единственный волонтёр в этом месте. Он проходит тут медицинскую практику и живет в Калькутте уже почти год. Что необычно, в этом доме работают не сёстры, а братья. Один из них провел для нас экскурсию. Узнав о том, что я фотограф, он разрешил мне поснимать, что было очень здорово, потому что там много всего интересного, а съемка по идее запрещена.

Сначала он показал нам очень большое помещение, где люди, которые вылечились в их доме и дальше им некуда было идти, работали – это что-то вроде маленькой текстильной фабрики. Они шьют здесь обувь, сари, полотенца и шарфы. Именно здесь и именно руками этих людей создаются те самые знаменитые белые сари с синими полосками, которые носят сёстры матери Терезы. Потом нам показали маленькую деревню, в которой остались жить некоторые вылечившиеся – здесь теперь их дом. Еще мы увидели большой сад, где растут овощи и фрукты, и кухню, на которой всё это готовят. Ну и конечно же мы познакомились с пациентами – они были очень рады видеть посетителей и вполне себе хорошо выглядели! Еще нам показывали ферму, но я по понятным причинам туда не пошла.

Вообще тут всё совсем не так, как я представляла. Здесь так чисто, уютно и красиво – я бы и сама тут с удовольствием жила. Да и лепра, оказывается, совсем не такая страшная болезнь, а вполне может быть излечима на любой стадии.

Ой, а потом мы ехали обратно и это было что-то. Мы с девчонками пошли в вагон для леди, он был лишь капельку посвободнее общих вагонов. Все влезли. А вот один из наших мужчин – нет, он решил дождаться следующего рейса. Поезд этот как консервная банка, в которую на каждой станции набивалось все больше и больше людей – они торчали из окон, из дверей, кто-то залезал даже на крышу или оставался на ступеньках. Мне повезло, я стояла почти у двери и могла дышать воздухом. Чем дышали все остальные – не знаю. Короче, это было незабываемо 😆

Так вот отец Бэзил. Вообще-то он из Аризоны, но сейчас – в Италии, потому что состоит в ордене Бенедектинцев и живет вместе с ними. Мне он очень-очень понравился. Жаль, что мы познакомились так поздно и он уехал уже через несколько дней после этой экскурсии.

Еще был (хоть и совсем недолго) Ричард из Новой Зеландии. Он живет в Веллингтоне – в городе, где снимали «Властелин колец». Конечно его снимали и в других местах, но там была, скажем так, основная локация. И он тоже очень любит этот фильм. Сказал, что его дом совсем близко к тому месту, где проходили съемки сцены, в которой четверо хоббитов прятались под корнями дерева от назгула. Ну разве такое бывает!

Конечно, это не все люди, которых я здесь встретила – про некоторых я просто не знаю, что бы такого написать интересного, а с остальными не достаточно сильно подружилась. Но тем не менее – все эти знакомства – это один из самых приятных бонусов пребывания здесь.

Напоследок, хочу сказать вот что. Я все время говорила «Калигат», но каждый раз забывала добавить, что это лишь народное название. На самом же деле наш дом называется «Nirmal Hriday», что в переводе с бенгальского значит «Чистое сердце».

До новых встреч!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.