India Time. Part 16. Jaisalmer

India Time. Part 16. Jaisalmer

Последний длинный переезд – прямой 12-ти часовой автобус Удайпур-Джайсалмер. Я на своем любимом месте – у окошка сразу за водителем. Соседи – юная девушка и ее мама, – направляются в университет в соседнем городе. Думали, что я еду к «очень популярной среди туристов» горе Абу, а я про неё даже и не слышала.. Гор по дороге видела много, но так и не поняла какая же из них Абу.

Несколько часов пути и вот – изумрудные горы уже сменяются пустынными равнинами c одиноко растущими высохшими деревьями. Перекати-поле, облака пыли и горы песка, а самое радостное – внезапно дорогу нашему автобусы переходят верблюды. Я первый раз в жизни увидела их, вот так просто, гуляющих самих по себе. Всё это приближало меня к пустыне – ещё одной моей маленькой мечте, которую осуществит Индия, полная чудес.

Пассажиры автобуса постоянно сменяли друг друга, салон был то полон, то пуст, и лишь я с водителем и кондуктором – единственные, кто проделал этот путь от начала до конца.

А та самая пустыня тем временем, сперва видимая лишь из окна, становилась всё увереннее и начала осаждать наш автобус. Через пару часов дороги песок уже был повсюду. В волосах, глазах, ушах и во рту, в складках одежды, в бутылке с водой и в карманах рюкзака, на пустых свободных сиденьях и в кабине водителя. Я тогда подумала, что, может быть, стоит закрыть окно, но вместе с тем было ещё и так жарко, что я решила потерпеть и оставить его открытым – смою песок в душе, ничего страшного.

Добрались до города уже затемно – возвышающийся над безлюдными улицами форт, освещенный огнями, выглядел впечатляюще. Казалось бы, уже столько видела, но в каждом новом месте снова что-то невероятное. 🙂

Утром я рассмотрела свою скромную, но прелестную и уютную комнату с желтыми стенами и расшитыми подушками, а потом спустилась вниз и договорилась с управляющим моего отеля о путешествии в пустыню на одну ночь. А после сразу побежала изучать крепость. Лишь рыночная часть дороги до форта была многолюдна, но в целом город казался таким пустым. Особенно улицы внутри крепости – временами я бродила по ним совершенно одна – и это в Индии! Очень меня это удивляло. А еще удивляла красота этого места. Здесь каждое здание, как ювелирное изделие – столько мельчайших деталей! Если посмотреть на фото, то наверное может показаться, что все эти узоры и завитушки вырезаны из дерева, но нет, всё это камень – только представьте, какая тонкая работа.

Ещё одна особенность этого места – почти все постройки здесь бежево-желтого цвета, отсюда и второе название Джайсалмера – «Золотой город». На закате оно ещё более оправдывает себя, когда улицы, наполненные солнечным светом, словно начинают искриться золотистыми бликами.

Следующим утром мы, наконец, отправились в путь к пустыне Тар. Мы – это я и управляющий моего отеля по имени Абдулла. Я была единственным жильцом в его гостинице, и соответственно – единственным участником нашей маленькой «экспедиции» 😀

Сперва мы ехали на джипе, но потом пришлось пересесть на верблюда. Честно, я совсем не хотела, но без верблюда, к сожалению, пустыню никак не посмотреть (мне так говорили! оказалось позднее, что можно :(). Я попрощалась до вечера с Абдуллой и меня перепоручили Мухамеду – «гиду по пустыне». Мухамед мне показался очень даже хорошим – он со мной почти не разговаривал, потому что не знает английского, но это ничего, главное, он был добрым по отношению к верблюду 🙂

Так было интересно наблюдать, как обычная земля потихоньку превращается в дюны. Мы были в самом начале пустыни, глубоко не заходили, так как за один день далеко не уйти. Но я этому даже рада, так как увидела очень много живописных одиноких деревьев.

По дороге иногда встречали других верблюдов и я каждый раз им удивлялась. А ещё нам перебегали дорогу дикие олени, но они были такие быстрые, что всё, что мне удалось увидеть — это их пушистые попки. 🙂

Ближе к вечеру мы добрались и до самой пустыни – той, настоящей, где уже ничего лишнего – только бесконечные пески и небо на горизонте.

В этом захватывающем месте мы и остановились на ночлег. Посреди двух песчаных дюн стояла маленькая глиняная хижина с соломенной крышей. Там меня встретили ещё двое мужчин, очень милых, но их имена я уже забыла. Один из них, тот, что постарше, хорошо говорил по-английски и мы долго с ним беседовали о том о сём пока он со своим коллегой готовил нам ужин. Мухамед в то время снимал с нашего верблюда всякие мешки, что тот тащил, чтобы дать ему отдохнуть. Запах от будущего ужина был восхитительный: готовили карри, какое-то картофельное блюдо с овощами, рис и чай. Меня очень удивило как тут мыли посуду. В пустыне – вода это роскошь, потому посуду тут моют песком. Сначала остаткам еды дают высохнуть, а потом песком просто их соскабливают.

Ну, а сейчас, друзья, последует рассказ о той части вечера за которую мне немножечко стыдно, но умолчать об этом не могу, так как это всё же было и забавно. Ужин готовили довольно долго и Абдулла уже успел нас догнать. Он привёз пиво. И так как купил он его специально для меня, отказываться было как-то невежливо. Хотя стоило бы. Ведь я ничего не ела целый день. Мы поднялись на одну из дюн, чтобы посмотреть закат. Пока мы попивали пиво, Абдулла начал задавать мне странные вопросы. «Хочешь гашиш?» «Нет, спасибо». «А марихуану хочешь?» «Тоже не хочу, спасибо». «Ну а ты когда-нибудь пробовала? Это так хорошо» «Не пробовала и не хочу. Говорю же, спасибо, не надо». «Нет, ну ты должна обязательно попробовать. Когда вернемся в город, я тебе куплю. Это стоит 1000 рупий. Но я всё равно тебе куплю. Ты должна попробовать!». Ох ты ж пристал.. Но он тогда уже был немного нетрезв и я надеялась, что он забудет про это предложение, когда проснётся завтра утром и уже не станет мне ничего покупать.

Тем временем и я начала немного хмелеть. До этого я никогда в жизни еще не была пьяна. Всем известно – я вообще не любитель алкоголя. Потому это было очень забавно наблюдать как пиво тогда на меня странно подействовало. У меня немного поехало всё в глазах, и мне казалось, что заплетаются ноги, когда мы шли обратно к хижине. Но при этом я как-то чётко контролировала, что происходит. Я так люблю всё контролировать, потому, видимо, и опьянеть даже нормально не могу.

Мне совсем не хотелось, чтобы те двое мужчин-поваров поняли, что я немножко выпила, и когда во время ужина они задавали вопросы, я каждый раз перед ответом сосредотачивалась изо всех сил и отвечала так прямо чётко, что, думаю, мне удалось создать иллюзию трезвости. А ужин, кстати, не смотря на прекрасный запах, оказался совсем невкусный – овощи и рис были полусырые, да еще и песок скрежетал на зубах. Так что половину этого ужина я скормила местной собаке.

Пока мы ели, уже стемнело и пришло время ложиться спать. Абдулла взял матрас, подушку и одеяло и мы пошли в дюны – ведь частью моей программы был сон под открытым небом прямо посреди пустыни. Меня уверили в том, что никаких змей, скорпионов и других опасных существ тут не водится. После этого мы попрощались и я осталась одна. Правда не надолго. Попозже ко мне пришел сказать «До свидания» тот мужчина, что хорошо говорил по-английски. Ну а после они с коллегой уехали. И вот теперь уж я точно осталась одна. Пробовала снимать звёзды. Но то ли из-за моей нетрезвости, то ли из-за пелены песка мне ничего не удалось, и я легла спать.

И вот лежу я на матрасе посреди пустыни совершенно одна. Сперва даже было хорошо, мне нравилось. Звёзды такие красивые. Но потом я поняла, что меня потихоньку засыпает песком. Всё больше и больше. Пока я ещё не спала, я могла стряхивать его, но мне пришла в голову дурацкая мысль, что когда я засну – меня засыпет и я даже этого не почувствую, а проснусь, – похороненная заживо под слоем песка. Эта мысль как появилась в моей голове, так оттуда и не ушла. Через какое-то время терзаний и сомнений, я всё же решила вернуться в хижину. Но ходить туда-сюда ночью по пустыне я не хотела, потому взялась отнести всё зараз. Я поленилась обуть сандалии и просто запихнула их в рюкзак, а его надела на спину. Одной рукой я тащила матрас, другой подушку, а одеяло повесила на плечи. Шла я к хижине в кромешной тьме, потому что мне уже нечем было держать ещё и фонарик. Сначала всё было хорошо, идти недолго, но тут я на что-то наступила – на что-то острое. Я почувствовала жуткую пульсирующую боль в ступне, но в тот момент я почему-то не подумала, что это может быть опасно и продолжила плестись к хижине не смотря ни на что. Постучалась в двери и мне открыл их Мухамед. Он предложил лечь на раскладушке во дворе, как и он, но я попросила залезть на крышу хижины и он разрешил. Я всё еще хотела спать под звёздами – просто не в песке.

Пока взбиралась наверх, я увидела на ступеньке гигантского паука – размером с ладонь! И вот в тот момент я вспомнила про тот укус, ну или что там это было. Я всё никак из-за этого не могла уснуть – прислушивалась к ощущениям в ступне. Мне казалось, что там яд и что он распространяется всё выше по ноге. Сказать об этом Мухамеду я не могла, он не говорил по-английски. Да и спал. А телефон тут не работал. Рассматривала с фонариком место, которое болело, но ничего особенного не увидела. Ну, что я могла сделать.. Просто выдохнула и легла обратно спать. Помню, я тогда молилась, думая, что это, возможно, моя последняя ночь, и если утром я не проснусь, просила беречь мою семью и котиков.

На самом деле, не худшее место чтобы умереть. Друзья, таких звёзд, как там я никогда в жизни не видела. Всё небо было усыпано каким-то невероятным множеством звёзд, миллионом миллионов, и все они так сверкали и искрились – просто дух захватывало. Ночью я много раз ещё просыпалась и всё смотрела и смотрела на небо, любуясь им, пока не засыпала вновь.

А утром я всё-таки открыла глаза. И снова увидела солнце. Как-раз начался рассвет. Я была так рада, что жива. 🙂

Внизу Мухамед уже накидывал на нашего верблюда вещи, но уже не так много, как вчера. Когда я спустилась, он приготовил на костре тосты и мы позавтракали ими с чаем и клубничным джемом.

Потом мы ещё несколько часов блуждали по прекрасной пустыне и я сделала ещё тысячу фотографий. А после начала мечтать, чтобы это всё закончилось. Мои ноги так невозможно болели, что терпеть это практически не было никаких сил. Последние пару часов этой прогулки скорее стали для меня пыткой, чем приключением. Я была так счастлива, когда мы подошли к дороге и нас там ждал Абдулла. Когда он спросил не желаю ли я ещё покататься на верблюде, я с ужасом ответила «Нет!». К моему счастью на обратной дороге, да и вообще, Абдулла не заговаривал больше о марихуане и тому подобном.

В последний день в Джайсалмере я прогулялась к озеру на окраине городе – на многих фотографиях это место казалось симпатичным, но было пасмурно и мне там как-то не очень понравилось. На прощание ещё раз сходила в крепость. Накупила там себе и друзьям миллион сережек к которым у меня открылась доселе неводомая мне дикая страсть. Я бы их там вообще все купила, если бы была возможность. До чего красивые!

Следующим утром Абдулла великодушно предложил отвезти меня на остановку, где я села на автобус до Джодхпура – на этот раз – «голубого» города, о котором я расскажу уже в следующей главе. А Джайсалмер с его невероятным звёздным небом, безграничными песчаными дюнами и золотыми улицами – навсегда в моем сердце.

p.s.

К вопросу о верблюдах. К сожалению, я не подготовилась заранее, но могу подготовить вас – если вы не хотите кататься на верблюде по этическим причинам, то в пустыню можно попасть на джипе! Наверное, это подороже, но зато совесть будет спокойна. Я, увы, узнала об этой возможности слишком поздно. 🙁

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.